Виртуальный
тур

История особняка

История особняка на Малой Никитской, 25, где располагается Raff House, неотделима от судеб его именитых владельцев.

История этого дома насчитывает более 250 лет, в течение которых его владельцами были представители аристократии — графы, князья, бароны, — а также успешные купцы и коммерсанты. Уже в середине XVIII века территория современного владения принадлежала двум разным собственникам — коллежскому советнику и масону князю Александру Григорьевичу Волконскому и поручику лейб-гвардии Григорию Сабурову, при котором и начался процесс формирования городской дворянской усадьбы. Первоначально это были деревянные хоромы и флигель, выходивший на красную линию Вознесенской (ныне Малой Никитской) улицы. Первой знаменитой владелицей особняка стала княгиня Варвара Александровна Шаховская, в собственности которой дом находился с 1797 по 1812 год.

Этот особняк стал ее прибежищем в России. Брак княгини с генерал-лейтенантом Борисом Григорьевичем Шаховским, сподвижником Суворова, не задался, и она подолгу жила в Париже с дочерью Елизаветой. Будучи дамой весьма состоятельной (по разделу 1757 года за ней состояло 9 923 души, доли в соляных промыслах и нескольких заводах), она однажды едва не лишилась всего своего имущества, совершив значительное для того времени политическое faux pas. По ее настоянию дочь Елизавета была обручена в Париже с князем Людвигом-Марией Аремберг, участником революции.

Узнав об этом, императрица Екатерина II разгневалась и запретила Именным высочайшим указом от 24 марта 1792 года княгине Шаховской с дочерью и ее супругом появляться в России. Все имение княгини было предписано отдать в опеку, а при нерасторжении брака и вовсе конфисковать. Идти на подобный риск княгиня не посмела, брак пришлось расторгнуть, и Варвара Шаховская смогла приехать в Россию, но уже после кончины самодержицы. В архиве сохранился запрос княгини Шаховской о ремонте строений с планом двора по Малой Никитской улице. Они описаны как деревянные хоромы на каменном основании, где «в жилом покое одна печка». В 1802 году княгиня произвела ремонт дома. В таком виде усадьба просуществовала до войны 1812 года, когда в пожаре сгорело почти три четверти деревянных построек Москвы, в том числе и особняк Шаховской.

Новой владелице — жене подполковника командира Московской адмиралтейской комиссионерской роты Антона Ивановича Голостенова Прасковье Федоровне — в 1815 году достался выгоревший участок и остов дома, в котором уцелела лишь нижняя каменная часть. В 1817 году новые хозяева отремонтировали и сделали жилым цокольный этаж со сводчатыми потолками, вскоре был восстановлен и второй деревянный этаж. Особняк расширился благодаря дополнительной пристройке со стороны двора. За счет боковых одноэтажных крыльев дом приобрел классическую П-образную форму, фасад был оформлен в стиле зрелого московского классицизма.


В течение последующих лет у особняка сменилось еще несколько владельцев, многие из которых не сыграли значительной роли в судьбе дома. В 1862 году его приобрела жена елецкого купца Александра Ивановна Калабина. По ее заказу архитектор Никитин выполнил капитальный ремонт здания, полностью изменивший облик фасадов дома. Новая отделка была решена в эклектичных формах псевдобарочной архитектуры: классическую композицию фасада украсили гирлянды и лучковые сандрики над окнами второго этажа, профилированные наличники с «ушками», балюстрада, розетки в углах аттика, сохранившиеся до наших дней.

Одним из наиболее значительных для истории особняка является всего лишь трехлетний период (1876-79 гг) владения им князем генерал-адьютантом Виктором Илларионовичем Васильчиковым. Этот бесстрашный военачальник, отличившийся на Кавказе, во время венгерского похода и при обороне Севастополя, позднее служил директором канцелярии и управляющим военным министерством. В 1867 году Васильчиков отказался от службы и поселился в Тамбовской губернии, посвятив себя сельскому хозяйству. Однако на склоне лет он приобрел городскую усадьбу на Малой Никитской и затеял в ней значительную реконструкцию. По его приказу были произведены пристройка к дворовому фасаду каменной оранжереи со световым фонарем для зимнего сада. В связи с этим, были уничтожены антресоли, изменена высота потолков и устроена оранжерея. Также более эклектичными стали интерьеры, решенные в этих комнатах в псевдорусском стиле, фрагменты которого - карнизы и росписи стен - сохранились до наших дней.

После Васильчикова и до 1914 года в особняке проживала купчиха Глафира Иосифовна Дедюхина. После национализации и вплоть до середины 2000-х годов в усадьбе располагался Московский юридический клуб. В советский период исчез зимний сад и были утрачены многие элементы декора интерьеров, хотя фасад здания почти не изменился

Настоящее

Несмотря на бурную историю и некоторые утраты, особняку на Малой Никитской, 25 повезло несравненно больше, чем многим московским памятникам старины. Приобретя здание, Рафаэль Папян задумал вернуть его былую красоту и пригласил к участию в проекте специалистов по реставрации.

Дизайн-проект всего здания принадлежит архитектору Микеле Маццоле (Around Studio, Милан). «В течение двух лет мы работали над проектом Raff House. И моя задача как архитектора состояла в том, чтобы все элементы, как хор, зазвучали вместе и создали правильную атмосферу этого дома. Одна маленькая деталь дает силу всему остальному, поэтому мы выбрали исключительно благородные материалы. Важной задачей было также сохранение исторического наследия, поэтому современные элементы и, в частности, свет — призваны подчеркнуть артефакты и отобразить связь времен», — говорит архитектор Around Studio Микеле Маццола.

Современный интерьер решен в спокойных теплых тонах. Ставка сделана на дорогие материалы, фактуры которых сами по себе являются достаточно декоративными и не требуют дополнений: текстиль, матовое и полированное дерево, стекло, камень. «Мы не экономили ни на чем, и это заметно, хотя внешне все выглядит очень спокойно. Raff House обескураживает тех, кто ожидал найти тут дворцовый стиль», — продолжает Рафаэль Папян, который хорошо знает, что истинная роскошь никогда не декларирует внешне свою цену. Здесь нет ни тонн сусального золота, ни мебели на львиных лапах, ни хрустальных канделябров. Все, напротив, выглядит очень лапидарно, но предельно роскошно. Чего стоит лишь одна «бриллиантовая стена»! Пожалуй, даже целая стена из бриллиантов не произвела бы такого эффекта, как эта фасеточная конструкция высотой в два этажа, сделанная из полированного дерева, с отражающейся в ее гранях единственной в мире люстрой Barovier & Toso из муранского стекла. На первом этаже, в центре классической анфилады комнат, выходящих на Малую Никитскую улицу, расположен непосредственно сам бутик. Главными в этом пространстве являются витрины с часами и ювелирными украшениями, которые были изготовлены специально для Raff House французским дизайнером Тьерри Конке (Ca&Co, Париж).

Напротив анфилады, внутри бывшего помещения зимнего сада с видом во двор, расположен ресторан Raff House: центральный зал, камерный зал Soft room, светлый зимний сад и просторный Schreiner room, где наиболее заметным объектом, помимо витрин с украшениями Schreiner, является современная люстра с хрустальными подвесками общим весом 140 кг.

Впрочем, самое удивительное скрывается на цокольном этаже. Кухня ресторана достойна не меньшего внимания и восхищения, чем парадные залы особняка. Как шутит Рафаэль, по причине того, что до Raff House он никогда не имел дела с ресторанными проектами, наверное, от испуга оборудовал самую роскошную кухню в Москве, стоимость которой приближается к миллиону евро. Компания Küeppersbusch традиционный поставщик профессионального оборудования, изготовила тепловой остров и все рабочие линии по индивидуальным проектам, точно учитывающим геометрию помещений, в том числе стен и сложных арочных сводов. Итогом совместной работы стало насыщенное современным оборудованием производство высокой кухни с полноценными и удобными рабочими местами. На цокольном этаже также расположилось просторное хранилище для вина за стеклянными стенами и еще один обеденный зал.

«Это была кропотливая работа, но, к счастью, Рафаэль — это тот редкий тип клиента, который точно знает, чего хочет, и наше видение проекта полностью совпало. Вам не кажется, что здесь очень располагающая домашняя обстановка? Это притом что практически все внутри пришлось создать заново, но в итоге получился Дом, аналогов которому нет не только в Москве, но, пожалуй, и во всем мире.Секрет в нескольких важных ингредиентах: это историческое здание, ресторан высокой кухни, уникальные часы и ювелирные украшения, а также вся мебель, элементы дизайна и декора, созданные на заказ. Raff House наполнен искусством и сам является произведением искусства», — комментирует архитектор Микеле Маццола.